«Опасаюсь за семью»: сибирячка 5-ый год достигает суда над сотрудниками правоохранительных органов

"Опасаюсь за семью": сибирячка 5-ый год достигает суда над сотрудниками правоохранительных органов

Пристегнули наручниками к скамье, надели на голову пакет, лупили и пытали электрошокером — так, согласно мнению мамы троих детишек Марины Рузаевой, ее допрашивали в отделе милиции города Усолье-Сибирское. Она зафиксировала травмы и написала заявление в СК. С того времени прошло 4 года, но расследование с мертвой точки не двинулось — его пару раз прекращали и возобновляли, передавая материалы от 1-го следователя к иному. СМИ разбиралось в обстоятельствах запутанной истории.

Допрос с любовью

Вечером 2 января 2016-го на столе у оперативного дежурного милиции Усолье-Сибирского (Иркутская область) зазвонил телефон — подозрение на убийство.

Осмотрев место происшествия, сотрудники оперативных подразделений сделали вывод, что так и есть: старого человека, пожилого человека, уничтожили. Узнали круг его знакомых и сперва направились к Марине Рузаевой, с которой погибший Василий К. на протяжении нескольких лет прожил в одном подъезде. Накануне до смерти он перебрался в другую квартиру — в примыкающий дом. Однако Марина продолжала с ним разговаривать, временами приносила товары.

«Ее попросили проехать в отделение и поглядеть на фото тех, с кем общался убитый, — разъясняет СМИ гражданский супруг Марины Павел Глущенко. — Супруга набросила пальто прямо на халатик и села в автомобиль полиции. Меня сообщили, что она там навечно не задержится».

Прождав ее до полуночи, Павел сам прибыл в отдел, но вовнутрь его не пустили. Дежурный растолковал, что рабочий день завершился, в помещении никого нет, а дама, которую допрашивали по делу об убийстве, издавна дома.

«Я возвратился, но ее там не было. Снова кинулся в правоохранительные органы, — рассказывает Павел. — В одном окне горел свет. Я произнес дежурному, что без Марины никуда не уйду. Когда супругу привели, снаружи она смотрелась размеренной, а в автомобиле началась реальная истерика».

Дама поведала, что сотрудники правоохранительных органов пристегнули ее наручниками к лавке, надели на голову пакет, избили и прижгли электрошокером, сделав намек, что будто бы все знают о ее соучастности к убийству пожилого человека. Добивались раскаяться и подсовывали какие-то бумаги на подпись. А спустя 5 часов, так ничего и не достигнув, отпустили. О случившемся отдали приказ молчать под страхом экзекуции.

"Опасаюсь за семью": сибирячка 5-ый год достигает суда над сотрудниками правоохранительных органов

Фото побоев из материалов уголовного дела

В ту же ночь гражданский супруг отвез Марину в травмпункт, где зафиксировали все синяки и ожоги. На последующий день с ней побеседовал участковый, после этого к проверке подключилась служба своей безопасности милиции.

«Сведения об избиении не нашла подтверждения, — сказали в пресс-центре ГУ МВД Рф по Иркутской области. — Сотрудники оперативных подразделений исследовали записи камеры внутреннего и внешнего наблюдения отдела милиции. В соответствии с заключению докторов, которые проводили освидетельствование, травмами были получены ею не в отделе милиции, а при неустановленных обстоятельствах существенно ранее».

Как заявляет сама Марина, местные сотрудники правоохранительных органов еще в процессе проверочных мероприятий усердствовали выставить ее и Павла перед иными в очень нехорошем свете — будто бы они часто выпивали, нередко бранились и даже дрались. Их знакомые убеждают, что это не так: пара несмотря на то, что не зарегистрировала отношения, живет умиротворенно, растит троих детишек, в скандалах не увидена.

Подозреваемого в убийстве Василия К. задержали спустя 10 дней. Как оказывается, пожилого человека во время опьяненной драки зарезал его старый знакомый.

Замкнутый круг

И однако работники УСБ в действиях силовиков ничего противоправного не разглядели, СК возбудил уголовное расследование в соответствии со статьей «Злоупотребление должностными обязанностями». Его дали поручение работнику следственного отдела по городу Усолье-Сибирское СУ СКР по Иркутской области Сергею Лысых.

Через шесть месяцев все материалы ушли в 1-ый отдел регионального отделения СКР. Только после чего, в декабре 2016-го, троим сотрудником полиции — Денису Самойлову, Александру Корбуту и Станиславу Гольченко — предъявили обвинения (ранее уголовное дело было бесфигурантным). Могло показаться, расследование близко к окончанию, но работники прокуратуры не согласилась подписывать обвинительное заключение и возвратили все документы назад.

«Далее началось что-то непонятное, — полагает Глущенко. — Материалы снова передали в следственный отдел Усолье-Сибирского, потом желали спихнуть в МВД и переквалифицировать на статью «Побои». Однако срок давности по ней издавна истек. После наших бессчетных жалоб и обращений, также к руководителю Следственного Комитета Бастрыкину, дело выслали в Иркутск. Мы уже думали, что все — впереди финиш, но это был лишь старт. Начали выносить отказные».

"Опасаюсь за семью": сибирячка 5-ый год достигает суда над сотрудниками правоохранительных органов

Фото со следственного опыта

В итоге расследование прекращали и возобновляли 4 раза. Согласно мнению Марины, дошло до того, что по прошествии 4-х лет после происшедшего ее снова выслали на мед экспертное исследование снимать побои. В конечном итоге в октябре 2019-го документы забрал Центральный аппарат СКР — 5-ое следственное управление в городе Новосибирске.

«Мы хотят идти до конца и достигнуть наказания по всей строгости закона, — подчеркивает Марина. — У меня до настоящего времени трудности со здоровьем, я просыпаюсь ночами от кошмаров и чрезвычайно опасаюсь за себя, супруга и детишек».

При этом сотрудники правоохранительных органов Корбут и Гольченко продолжают трудиться в уголовном розыске, а Самойлов вышел на пенсию. Судя по сообщениям с официального веб-сайта местного управления МВД, сотрудники оперативных подразделений на неплохом счету у управления — их часто поощряют за раскрытие особо тяжелых преступлений.

"Опасаюсь за семью": сибирячка 5-ый год достигает суда над сотрудниками правоохранительных органов

Александр Корбут

Новые детали

В конце 2018-го в запутанной истории возник очередной обвиняемый — уголовное расследование в соответствии со статьей «Подделка» завели на следователя Сергея Лысых. Как считает Следственный комитет, он для чего-то подделал два протокола, также составленный в ходе проведенного осмотра кабинета силовиков, в каком допрашивали Марину. При этом сделал это еще на этапе предварительной проверки.

Павел Глущенко заявляет, что Лысых допрашивал силовиков как очевидцев, но не как подозреваемых, не предъявил им обвинение в злоупотреблении должностными обязанностями и в принципе всевозможными способами пробовал развалить уголовное дело.

«Он занимался этим около 5 месяцев, — разъясняет СМИ юрист следователя Артем Осадчий. — Ни 1-го решения по делу Сергей не воспринимал, а только провел предварительное следствие. Позже материалы изъяли и передали в областное управление СКР. Отказы выносили уже там, потому Лысых никак не мог его развалить. Если б он желал отмазать оперов, то вначале отказал бы в возбуждении. Есть определенная процедура: до того как предъявлять кому-то обвинение, нужно всех провести допрос. Я думаю, что мой клиент действовал в рамках закона».

В феврале 2020-го Усольский городской суд оправдал следователя, но на днях Иркутский областной суд отменил это решение и возвратил дело на новое рассмотрение.

Сам Лысых вину не признает и, как говорит защитник, убеждает, что никакой подделки не было. В отличие от силовиков, сходу после начала производства по делу его временно отстранили от службы и назад пока не зовут.

"Опасаюсь за семью": сибирячка 5-ый год достигает суда над сотрудниками правоохранительных органов

Сергей Лысых

Если следователя признают виноватым, ему угрожает до 7 лет заключения. Сотрудников полиции же — в случае, что им снова предъявят обвинения и обоснуют отношение к пыткам Марины — ожидает до 10 лет колонии.

«Информация представлена по сведениям открытых информационных источников»